Этот сайт посвящён австрийскому певцу Фалько (Ганс Хёльцель) - Falco (Hans Hölzel). Здесь вы найдёте его биографию, фотографии, дискографию, переводы статей, тексты песен, видео и музыку, а также сможете пообщаться с другими поклонниками этого замечательного человека, так рано ушедшего из жизни.

We have also a forum for english speaking fans, welcome!

Суббота 2017-Сен-23
Учредитель: Enter-media.org
Главный редактор:
Семёнова Ника
Версия формата: 4.0
Не для продажи


| RSS

От редакции [4]
Переводы статей [122]
Переводы песен [57]
Разное [4]
Переводы фильмов [1]
Переводы книг [27]

500

Откуда вы берете музыку Фалько?
Всего ответов: 108

Главная » Статьи » Переводы статей

Falco: Никакого переиначенного Боуи (Musikszene 6/84)



Наконец свершилось – долгожданное новое произведение австрийского экспортера шлягеров № 1.

На родине Falco слывет феноменом, и пластинку «Junge Römer» называют попросту сенсационной. Ничего удивительного, что альбом сразу после выхода стал золотым и неуклонно приближается к статусу платинового. Я не буду безоговорочно подхватывать эти хвалебные гимны, но выражу свое уважение как независимо сделанному произведению. Если даже «Junge Römer» не будет иметь такого успеха как «Kommissar» тремя годами ранее, то долго будет уверенно звучать не только в Германии.
Далее одно из немногих интервью, которое австриец дал в Мюнхене перед выходом альбома на международную арену.

Какое влияние предыдущие два с половиной года оказали на твой новый альбом?

Я продвинулся дальше. Концепция новой пластинки – «Falco и Роберт Понгер». Вполне можно сказать, чтобы упростить, что он принес 50 процентов нашего успеха. Он композитор, он значительно лучше меня как музыкант. Я целевая персона, которая все должна свести в одной точке. Что касается музыкального развития Роберта, лучше спросить у него самого, но я думаю, что он сочиняет электронную музыку, сильно опережающую время. Мое развитие не слишком подвержено определенным людям, которых можно было бы назвать. Скорее это отражение духа времени, который как раз меняется. 1983, по-моему, был довольно скверным годом, это касается и других областей искусства. Было сделано не так много: безумно жаркое лето, потом ожидание жаркой осени, которая таковой не стала, потом ожидание 84-го. Мы работали весь 83-ий, то и дело останавливаясь. Отвергая материал, начиная снова. Изначально у нас было 16 номеров, только 9 из которых сейчас на пластинке. 84-ый прошел мимо. Довольно скоро мы были готовы – в марте.

Почему дата выхода альбома то и дело переносилась? Ты еще параллельно занимался многими другими вещами?

Вовсе нет. Если я что-то переношу, то только на пользу публике, потому что считаю, если кое-что продолжается очень долго, из этого выйдет что-то очень, очень хорошее. Есть два образа мышления, художественно-креативное и маркетинговое. Собственно, мы не пустились на то, чтобы как-то произвести впечатление в пользу рынка. Продукт вышел отличный. И люди хотят именно этого. А в таком случае никого не интересует, когда выйдет альбом. И никто не в обиде, если тебе на это требуется два года…

… если продукт соответствует.

Я надеюсь, это так.

Но ты занимался в это время не только музыкой. Мне вспоминается утренняя передача аэробики на австрийском радио.

Это была скорее шутка. Ты знаешь, я в Вене довольно популярен. Если я быстро закрываю окно в машине, придавая этому слишком большое значение, это появляется во всех дневных газетах. Я часто бываю на радиостанции. Я многое сделал для ребят, джинглы и все в таком духе. Но, пожалуйста, не рассматривайте это с точки зрения моей художественной деятельности. Это скорее утренний дар единственной радиостанции, которая у нас есть; и это Ö3.

То есть тебе нравится вставать рано?

Конечно, нет. Это всегда были записи. Мы писали сразу полностью и без подготовки. Я не знаю, слышал ли ты, но это получалось по-настоящему свежо и вполне смешно.

Твоя первая пластинка и, особенно, «Kommissar» хорошо пошли в США. У меня впечатление, что новый альбом тоже делался с прицелом на Америку, причем скорее это саунд Роберта Понгера.

Это не правда, что я не имею никакого влияния на звучание. Мы все делаем вместе. Но я считаюсь с его компетентностью, а он - с моей. Так и с саундом. Эти «инсинуации» легко объяснить. Если первый альбом был успешен в Америке, и во втором попадается одно английское слово, обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет: «… ага, он заигрывает с англоязычным рынком». Я сказал американцам, которые хотят, чтобы я все перевел: «Друзья, пожалуйста, не забывайте, где мой дом». Я не отрекаюсь в пользу миллионов долларов от того, откуда взялось все мое культурное достояние. Мой родной язык – немецкий, и я это помню. Если «Junge Römer» я исполнил, например, на трех языках, то это можно интерпретировать скорее так, что я хотел этим подкрепить, что немецкий язык наряду с английским в поп- и рок-музыке уравнивается в правах и культивируется. Это наше достижение – и под «нашим» я имею в виду Trio, Nena и всех, кто остался в живых на этой старой посудине Neue Deutsche Welle. Это развитие не остановится и будет только прогрессировать.

Твоя первая пластинка отличается многогранным венским шармом. Вторая, наоборот, придерживается в языковом отношении – вместе с английскими частями - литературного немецкого.

Я не считаю диалект таким уж актуальным. Я не причисляю себя к диалектовым исполнителям. Я знаю диалект и ценю его, что касается работы, мы всегда позиционировали себя иначе. И я думаю, гораздо более актуально петь на литературном немецком, чем на венском.

Кстати о текстах и языке. В твоем первом альбоме каждая песня была законченной историей, сейчас ты сократил тексты ближе к слоганам.

Я могу писать тексты в такой манере – и можешь мне поверить, это каторжный труд, в одной строчке пять слов, и каждое из этих пяти слов имеет 10-20 разных значений, и только одно соответствует моему намерению. В основном, я пишу очень, очень ассоциативные тексты, мне не нравится открытый текст, не нравится называть вещи своими именами, люблю оставлять все на усмотрение слушателей.

Я испытываю трудности с текстами, особенно, когда ты смешиваешь несколько языков.

Я не думаю, что есть кто-то, кто приходит в магазин и говорит, пожалуйста, дайте мне пластинку, на которой я пойму каждое слово. Не думаю, что речь идет об этом. У меня ощущение, что молодежь, например, не хочет, чтобы ее направляли и указывали на что-то пальцем… Это образ жизни и такое жизнеощущение, не только жить по своему усмотрению, но и иметь возможность провоцировать.

В качестве сингла была выпущена «Junge Römer». Я думал, сначала будет «Nur mit dir».

Смотри, это еще вопрос. Решиться на качественный допустимый вариант или оглядываться на продажи. Я не думаю, что «Römer» будет абсолютно успешной на радио, скорее наоборот. Думаю, исход этой битвы решиться на дискотеках. «Römer» для меня самая программная и прокламационная песня из всего альбома. Поэтому она очень подходит на роль трейлера. Может быть, есть коммерческие номера, но я считаю, в этом случае мы не ошиблись с синглом. Но я должен добавить, вполне возможно, для того, чтобы это понять, нужно вслушаться. А на радио это сделать тяжело. Это скорее происходит в клубах, как я уже упоминал. Я думаю, в целом альбом – это вариант для дискотек, поскольку лучшего всего он звучит, если сделать музыку погромче.

В газете «Wiener» писали, что «Junge Römer» очень напоминает «Let’s Dance» господина Боуи. Обложка в стиле Боуи. Что ты на это скажешь?

А что ты на это скажешь? Тебе напоминает Боуи?

Я это не сам придумал.

Ты знаешь, венцы в своем шовинизме – в каждом городе есть свои шовинисты - считают, что лучше знают, как я там живу и преподношу себя. И они знают, что я сродни Боуи, потому что я делаю отличные вещи. Абсолютно справедливо то, что он сильно повлиял на мое музыкальное развитие. Только не нужно говорить о переиначенном Боуи, потому что, по-моему, он создал для поп-музыки определенное культурное достояние, которым можно воспользоваться. И если сегодня написать предложение из тринадцати слов, потом может обнаружиться, что триста лет назад это уже произошло.

Может быть, у тебя есть планы представить новый альбом в живом формате?

Я считаю, что это очень, очень неактуально, особенно в больших залах. Сейчас тенденция к маленьким клубам. Если я собираюсь на концерт, я никогда не иду в Штадтхалле или еще куда-то, я отправляюсь в клубы. К сожалению, я не могу выступать в клубах, для этого аудитория слишком велика, и потому все влетает в копеечку. Кроме того, я думаю, что люди в наше аудиовизуальное время с помощью пластинок, видео, фильмов получают значительно больше. Я думаю, все это баловство, и не нужно ходить на концерт в 1984-ом, чтобы увидеть в реале, что на пластинке все это гораздо лучше.

Я нахожу, что оформление обложек становиться видом визуальной концепции.

Да. Меня это радует, что ты так это видишь. Я считаю это забавно, оформить в черно-белых тонах, хотя это не ново. Боже мой, на это нельзя не обратить внимания. Мне очень нравится. Лицевая сторона отличная. Оборотная - необыкновенна, пожалуй, это нужно признать.

Оборотная сторона действительно очень оригинальная. Ты планируешь видео? Как-то представить песни, если уж не вживую.


Я думаю, что альбом, который несомненно имеет собственную динамику, уже ничто не остановит. Думаю, это будет по истечении лета, потому что он хорошо пойдет в клубах. Говорю тебе, было продано 750 000 экземпляров «Kommissar», перед тем, как вышло наше телевизионное шоу. Это говорит о том, что люди, безусловно, не покупают пластинку, потому что посмотрели концерт по телевизору. Это совершенно не так. Сделаем видео на «Junge Römer», обязательно. В Италии меня, конечно, уничтожат, это уже ясно. Я не смогу пересечь границу без шести телохранителей. Такое безумие уже было с «Kommissario». Итальянцы воспринимают все с энтузиазмом и очень эмоционально. А сейчас я даже написал несколько строк на итальянском! Как личность я сейчас, очевидно, популярнее в Италии, чем в Германии.

Так какая целевая установка у «Junge Römer»? Ты об этом сам говорил.

Ты еще помнишь «Helden Von Heute»? Это ее продолжение, развитие того прогрессирующего ощущения распада, это действительно чувствуется, если рассматривать с определенной дистанции. Нигде в мире ты не найдешь столько культурного наследия, как в Риме, который, несмотря на это, катится вниз, который, в некотором смысле, освящен смертью. И способ, которым местная молодежь направляет это в нужное русло, мне нравится. И я нахожу это символичным для всей европейской ситуации.

Другая тема. В прессе коротко написано, Falco берет уроки классического пения.

Нет ничего более глупого, чем такое сказать. Это так модно, что вдруг на это набросились эстрадные исполнители. Есть только одно: инструмент, и об этом нужно заботиться. Но, пожалуйста, не нужно утрировать, иначе это приведет буферу, где не будет различий между тенором и рэпером. Все, что мы делаем, а также Nena, в принципе, речитатив. Здесь речь идет скорее об эмоциональной окраске, замысле, гортанном звуке, сказал бы тенор.

В 1983-ем ты долго был в США.

Да, почти весь последний год я был там, с перерывами. Это было очень, очень сильное ощущение, то и дело говорить с американцами о ситуации в Германии.

Насколько американский опыт нашел отражение в текстах в дальнейшем?

Он, несомненно, там присутствует, но не плакатно. Мне нравится оставлять в пластинке ощущение образа жизни. И если мне это удается, я там, где я хочу быть, без четких объяснений, о чем идет речь.

Категория: Переводы статей | Добавил (перевёл): Tanita (2012-Фев-21) | Просмотров: 753



Вконтакте:


Facebook:

 

Комментарии:

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Собираем денюжку на хостинг. Donate for our webhosting

Видео раздачи
на форуме

Агитки

Falco В контакте

Счетчик материалов:

Комментариев: 1152
Форум: 71/1412
Фотографий: 1534
Видеоматериалов: 265
Новостей: 106
Текстов: 311
Переводов: 215
Записей в гостевой: 86
Опросов: 2

Наша кнопка:

Фалько в России