Этот сайт посвящён австрийскому певцу Фалько (Ганс Хёльцель) - Falco (Hans Hölzel). Здесь вы найдёте его биографию, фотографии, дискографию, переводы статей, тексты песен, видео и музыку, а также сможете пообщаться с другими поклонниками этого замечательного человека, так рано ушедшего из жизни.

We have also a forum for english speaking fans, welcome!

Суббота 2017-Ноя-25
Учредитель: Enter-media.org
Главный редактор:
Семёнова Ника
Версия формата: 4.0
Не для продажи


| RSS

От редакции [4]
Переводы статей [122]
Переводы песен [57]
Разное [4]
Переводы фильмов [1]
Переводы книг [27]

500

Сколько вам лет?
Всего ответов: 266

Главная » Статьи » Переводы статей

Декадент декадент (Vogue 10/86)



Жиголо-Falco это сделал: Австрия наконец-то мировая держава поп-музыки

Автор: Хайнц Рудольф Кунце[/size]

В качестве назидания и совета всем молодым людям, которые хоть и запутались и не имеют идеала, но все же их сердца чисты, и они как хорошие детки съедают все за обедом, я позволю себе рассказать историю одного юного венца. Его изменчивая судьба, его незыблемая вера в самого себя и его талант дарили ему остатки благосклонности в самые враждебные часы. Этот венец может послужить примером всем выпускникам, робеющим перед будущим.

В реальной жизни Falco зовут Йоханн Хёльцель. Это ничего, Дэвида Боуи зовут, собственно, всего лишь Джонс, и если это к чему и привело, то только к глубокой одержимости им Falco. Родители Боуи были «маленькими» людьми, Falco, напротив, родился в 1957 году в семье крупного предпринимателя. В то время, как Боуи был вынужден осваивать чудовищное богатство поз декадентской иронии, Falco, устало-болезненный, лежал в венской колыбели: слишком большая близость к сюжету часто действует так, что оставаться равнодушным при его описании даётся с трудом.
В стремлении быть похожим на своего учителя наш юный герой всякий раз получает хорошие оценки. Его первые жизненные остановки скромны и соответствуют плану: игра на пианино, гимназия. Однако скоро он был поражен «другой» музыкой, и служба в армии его последняя уступка в «правильном» пути в адвокаты, который отец предполагал для него.

В 1976 году Боуи живет в Западном Берлине и работает над своей радикальной, важнейшей пластинкой (“Low”, “Heroes”). Falco также оказывается в Берлине, так как венская музыкальная сцена надоела ему – пока что. Следующие 5 лет жизни сегодняшней суперзвезды полностью скрыты от прессы; должно быть в то время сорвиголова умерил пыл, это не был период анархии в его жизни. Его звукозаписывающая компания рисовала его с сытым самодовольством, как тех здоровых смельчаков, которые достигли успеха беспрепятственно и безмятежно. Которые ночами в кафе смеялись до упаду над Колями[1] и Вальдхаймами[2] этого мира, однако, осмотревшись при свете дня, избирали их же. Но это всего лишь старания промоушн-команды. Обратите, пожалуйста, внимание на оригинальность этого господина. Оригинальность лежит у истоков Falco. Он больше, чем элегантный генератор текстов как те пустышки-яппи, которым нечего сказать.

Из «Первого Венского Музыкального Театра», к которому он присоединился в 1976 году, рождается «Hallucination Company», австрийский фрик-ответ «Rocky Horror Picture Show», которая гастролировала по всей Европе. В 1979 году он присоединился к рок-перфоманс труппе «Drahdiwaberl», которую агрессивные политические амбиции привели к успеху на сцене и бойкоту на австрийском радио. Концептуальные коллективы, такие как американцы «Tubes», стали их крестными отцами. «Уличный кот» Йохан увидел по телевизору немецкого летающего лыжника Фалько Вайспфлога – и обрел свой псевдоним. Первое сольное выступление не оставило после себя следа, достойного упоминания.

Поворот в его судьбе и вместе с ним взлет от поп-звезды Австрии к мировой известности произошел в 1980 году, после заключения контракта с главой GIG-Label Маркусом Шпигелем: выпуск трех сольных альбомов обеспечен. Дэвид Боуи сам пишет весь свой значительный материал, его наиспособнейший ученик на континенте вынужден зависеть от сплетников и довольствоваться почти исключительно текстами. Поэтому в 1981 году он объединяется с мультиталантливым Робертом Понгером, опытным клавишником, который с помощью компьютера в одиночку создал две первые пластинки с фирменным звучанием Falco.

Вне конкуренции жемчужина команды Falco/Понгер - «Der Komissar», одна из немногих сегодняшних песен, хранящая остатки очарования дурной славы Немецкой Новой Волны. В 1982 году она завоевывает титул №1 в Германии и Австрии, а английский кавер занимает 5 место в США – сенсационное явление для немецкоговорящего артиста. В этой песне исполнитель объединил себя и целый регион: нежный, ироничный огонь неотразимого припева гармонично сочетает рэп и странную примесь идиша. Falco доказал, что немецкий язык – по меньшей мере его южное проявление – может «заводить».

В этом же году выходит дебютный альбом «Einzelhaft», который Falco презентует как иронично-мрачный, неравнодушный к наркотикам Плохой Парень «с бело-светлыми-бело-теплыми обертонами а-ля Лу Рид[3]», здесь можно найти не менее сильные вещи - «Auf Der Flucht», в которой видна связь с лучшими исполнителями Немецкой Новой Волны как, например, Йоахим Витт[4]. Прямо, без вычурности и патетики Falco рассказывает о тщетности молодежных бунтов от внепарламентской оппозиции до панков.

Или гениальная «Ganz Wien», которую он полностью сам написал (почему он не делает этого чаще?), она была создана еще в эру «Drahdiwaberl»: лихорадочный апокалипсис весело умирающего города. Тут намек на то, что в Вене абсолютно также можно ответить на вопросы, которые возникали в Лондоне, Нью-Йорке или Лос-Анджелесе. NDW – Neues Deutsches Wien? [5] Критика коррупции Falco самодовольна, мрачный юмор чернее, чем глупый комизм Гейнца Эрхарда[6] и многих других его сообщников этих резких времен.

Однако Лу Рид играет только вторую скрипку на Олимпе Falco, доказывает «Helden Von Heute»: название и гитарная партия – нижайший поклон Боуи. Правда, это так отчетливо, что обвинение в плагиате застревает в горле.

Лишь в «Einzelhaft», самой слабой в альбоме песне, певец мрачен и, находясь под действием наркотика, нежиться в холодном неоновом мире заурядной халтуры из Берлина или Дюссельдорфа. Серьезный разговор – не дело Falco, его язык, если все удается, двусмысленен.

В целом, звучание не производит впечатления дорогого, но малыми средствами достигнуто невероятно многое. Обложка глупым образом обыгрывает название альбома – скептический загнанный в угол лузер. Чего еще ждать от трюкача-рэпера, экстравагантного, острого на язык насмешника с волей к власти в утомленном от бессонной ночи взгляде.

Тогда нужно похвалить дизайн «Junge Römer» 1984 года: Falco с большой буквы и золотым тиснением, и Золотой Мальчик (первый альбом имел огромный успех и разошелся тиражом 3,5 миллиона экземпляров) наряден как Вилли Фрич[7] на конкурсе двойников Брайана Ферри[8]. Оптически Ферри для Falco более близкий ориентир: кроме внешнего сходства с Боуи при всем желании нет ничего.

Вторая пластинка звучит роскошно, на этот раз мюнхенская студийная сцена активно помогает Вене. Но ориентированные на текст мелодии первого альбома здесь более раздроблены. Они служат главным образом как датчик импульса танцевального бита, который беспощадно господствует во всех композициях. Пластинка, которую при прослушивании лучше всего комментировать физическими жестами. И слова тоже не слишком прямолинейно связаны с воспроизводимой историей. Falco превращается в концептуального артиста-«облачко» [9]. Его исходный материал – скучная болтовня в барах и залах ожидания аэропортов. «Не позволяй этому путешествию закончиться/Поведение определяется бытием и только» - это звучит как пародия на Роланда Кайзера[10], или как будто Боуи пародирует Дина Мартина[11]. Боуи, неизбежное: вероятно на этот раз Falco в прицеле держал дэнс-фанк-фазу – альбом «Young Americans» Учителя. «Junge Römer», это было для него горьким разочарованием в сегодняшней молодежи, хитрой, хваткой, практичной. Он предпочел бы писать музыку для определенных современников, которые понимали бы, «правильная дорога не проведет мимо выгодного предприятия», что «нужно положительно договариваться с системой власти». Слишком много разговоров за коктейлем с Ханннесом Андрошем[12]?

Фетишисты неонового света нашли своего генератора идей. Ни с «сектантами-левыми», ни с «двусмысленными правыми» Falco связываться не хотел, он просто хотел разбогатеть – и собственного спокойствия. Кто, честно говоря, мог его упрекнуть? Этот юный миллионер опять напрашивался на орудийные залпы «левых» журналистов. Многие писали, что «этот покрытый лаком жиголо» - исполнитель одного хита. Неудача для него: в его второй работе слишком много Гофмансталя[13] и слишком мало Ганса Мозера[14].

Позже он расстается со своим достойным спутником Робертом Понгером и находит Роба и Ферди Болландов, двух голландских экспертов диско. Поп-парадокс: они сделали ему третью пластинку, вывели его из тени после слабейшего альбома – и катапультировали, когда он наконец-то обрел статус супер-звезды.

«Rock me Amadeus» стал всемирным суперхитом. Кокетливый и заносчивый Falco сравнивает себя с Вольферлем[15] и покоряет американцев, вбивая в остатки их мозгов второе имя австрийского гения. Все трюки современной клавишной техники продемонстрированы, и для мирового рынка этого даже многовато в одном номере. Слова коварно откладываются в голове и расщепляются также долго как стронций. Уже с третьим альбомом Falco достиг точки, к которой Удо Линденберг[16] приблизился только после 10 лет работы.

В песне «America» он язвительно «поливает» арену своего всемирного прорыва и чертовски радуется, продавая американцам свою диско-колу.

С «Vienna Calling» выходит успешный сингл, жаль текст годится только для танцев, а не для прослушивания: скучная россыпь имен, как будто певец в суматохе потерял слух и зрение.

Обязательный низкий поклон Боуи («Nothing Sweeter Than Arabia»), отголоски Боба Дилана («It’s All Over Now Baby Blue»). При этом наружу вылезают пьяные студийные шутки, которые понятны скорее музыкантам, чем слушателям. Falco не Том Уэйтс. Декаданс удается ему лучше, если он изображает его, вместо того, чтобы проявлять его в полной красе на пластинке. Его поведение на интервью становится все более экзальтированным; он погрязает в пьянстве. Что ж, успех тяжел. И только отсутствие успеха тяжелее. Английские трендовые газеты считают его дерзким, бездарным, неприятным выскочкой с континента. Его завышенное эго наделало столько же шума как его драм-машина. Труднее играть, чтобы заграницей поняли, а с другой стороны не приняли за идиота, англичане и так считают каждого немецкоговорящего таковым.

Остается подождать, как они воспримут параноидальную балладу «Jeanny», самый большой скандал на радио в прошлом году. Липко-дискретная музыка, которая напоминает мрачное мягкое порно, голос Falco звучит отечно и потасканно. Как после оргии-марафона со всеми, кто продает удовольствие в Австрии. Так он заигрывает с преступлениями на сексуальной почве или нет?

«Jeanny» не запретили, но сенсационно малодушно отвергли. Этот грубый маркетинг сделал из Falco смеющегося сводного брата Княгини-Скандала Глории[17]. Итак, мы снова получаем дорогую бурю в стакане воды государственного масштаба, которая заставляет так важничать, что поспешная «неуслышанность» в политике и обществе недолго чувствуется. Что может сделать прекрасный пройдоха, когда читательницы «Emma» [18] предъявляют иск? В то время, как последовательницы Марианны Грабрукер[19] взвывали, все танцевали на столах «Tango» Falco. Они упрекали Falco в том, что «Jeanny» прославляет психологию преступников и забывает о жертве. Это тон, который больше знаком Эдуарду Циммерману[20] и «правым» Мачо-голова-кругом. Как артисту, в этом случае нужно биться на стороне Falco. Без разницы, насколько хороша песня – шоры грязной морали все равно вызвали бы настоящий скандал. Автор интересовался этой историей не для наставнического брюзжания, впрочем, тут мы рискуем прийти к кажущемуся мертвым соцреализму. Также «Frankfurter Rundschau» в связи с этим насмехается: «Открытая дискуссия, текст и мотивационный анализ – подходящее средство смягчения». То же мещанство, которое в художнике ню принципиально видит поросенка, ставит на Falco клеймо убийцы-садиста. Горе певцу, который проскальзывает в роли, даже в том, что оставляет открытые вопросы: содержание текста поэтически расплывчато. Falco умело снимает сливки с похабщины, которая творится в головах слушателей, а не в песне. Песню и ее последствия недостаточно рассматривать как полное собрание сочинений, как событие для СМИ – для Falco в этой форме совсем нежеланной, но умело управляемой.

Таким образом, наша среднеевропейская мегазвезда фактически дотянулся до страстно желаемого уровня космополита Боуи. Сын предпринимателя Хёльцель это сделал: начиная с романтического пути, вроде «Helden Von Heute», без какой либо поддержки он создал свой персональный хит. Старательный середняк с запросами. Счастье дается только тому, кто одержим им; даже если окольными путями – он придет к умиротворению. Истеблишмент благодарит своевольного, но, в конце концов, покорно вернувшегося домой сына, который честно инвестирует австрийскую индустрию и с полным правом может по-своему интерпретировать «I Did It My Way» Синатры: Вена предчувствует, что с помощью Falco сможет восполнить потерю американских туристов, воспользовавшись им как и другими аттракционами Старого Света.

Счастье дается самым одержимым. Конечно, у Falco сейчас есть ребенок, после того, как он подсчитал, что может закупить детское питание на несколько тысяч лет. Нет сомнений: этот человек упорнейший, современнейший поп-профессионал немецкоговорящего мира. И его новый сингл «The Sound of Musik», увы, снова гениален.

[1] Гельмут Коль – германский политический деятель, федеральный канцлер ФРГ (1982-1998гг.)
[2] Курт Вальдхайм – австрийский политический деятель, федеральный президент Австрии (1986-1992 гг.)
[3] Лу Рид - американский рок-музыкант, поэт, вокалист и гитарист, автор песен, один из основателей и лидер рок-группы The Velvet Underground.
[4] Йоахим Витт - немецкий музыкант и актёр.
[5] NDW – Новая Немецкая Волна = Neues Deutsches Wien - Новая Немецкая Вена
[6] Гейнц Эрхард — немецкий актёр, музыкант, поэт и комик.
[7] Вилли Фрич - известный немецкий актёр и сценарист.
[8] Брайан Ферри - английский музыкант, певец и автор песен, наибольшую известность получивший как фронтмен Roxy Music.
[9] Речь идет об «облачках» с текстами в комиксах.
[10] Роланд Кайзер – немецкий исполнитель.
[11] Дин Ма́ртин - американский эстрадный певец и актёр итальянского происхождения, носивший прозвище «Король кул-джаза»
[12] Ханнес Андрош - бывший министр финансов и вице-канцлер Австрии.
[13] Гуго фон Гофмансталь - австрийский писатель, поэт, драматург, выразитель идей декадентства в австрийской литературе конца XIX века - начала XX века
[14] Ганс Мозер – австрийский актер, режиссер.
[15] Вольферль – так ласково звали дома Моцарта (от Вольфганг).
[16] Удо Линденберг - немецкий рок-певец, писатель и художник.
[17] Глория - принцесса фон Турн и Таксис - семья Турн и Таксис принадлежит к высшей аристократии Германии, Глория известна эксцентричным поведением, пресса награждает ее прозвищами «панк-принцесса», «принцесса телевидения», «поп-аристократка».
[18] "Emma" - сеть супермаркетов в Австрии.
[19] Марианна Грабрукер - судья и автор, а также председатель земельной организации Баварии Немецкого союза юристов, ярая феминистка.
[20] Эдуард Циммерман – немецкий журналист и телередактор, известен как борец с преступностью.

Категория: Переводы статей | Добавил (перевёл): Tanita (2012-Янв-07) | Просмотров: 1201



Вконтакте:


Facebook:

 

Комментарии:

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Собираем денюжку на хостинг. Donate for our webhosting

Видео раздачи
на форуме

Агитки

Falco В контакте

Счетчик материалов:

Комментариев: 1152
Форум: 71/1412
Фотографий: 1534
Видеоматериалов: 265
Новостей: 106
Текстов: 311
Переводов: 215
Записей в гостевой: 86
Опросов: 2

Наша кнопка:

Фалько в России