Этот сайт посвящён австрийскому певцу Фалько (Ганс Хёльцель) - Falco (Hans Hölzel). Здесь вы найдёте его биографию, фотографии, дискографию, переводы статей, тексты песен, видео и музыку, а также сможете пообщаться с другими поклонниками этого замечательного человека, так рано ушедшего из жизни.

We have also a forum for english speaking fans, welcome!

Среда 2017-Июн-28
Учредитель: Enter-media.org
Главный редактор:
Семёнова Ника
Версия формата: 4.0
Не для продажи


| RSS

От редакции [4]
Переводы статей [122]
Переводы песен [57]
Разное [4]
Переводы фильмов [1]
Переводы книг [27]

500

Вы были в Германии или Австрии?
Всего ответов: 148

Главная » Статьи » Переводы статей

Глава 11. Высоко, как никогда.



Немного нерешительно, маленькая группа остановилась перед дверью заведения. «Plato’s Best» гласила вывеска над входом.
«Что, собственно, Платон делал в свингер-клубе?» спросила Джимми. Ответа она не получила. Мужчины думали о другом: что Ханс, Руди и Ханнес будут делать здесь с Джимми? Только это не было вопросом.
Сегодня после съемок им стало порядком жарко. Ханс пару раз принял свой эликсир жизни, там, конечно, была и Лисичка. Она принадлежала к породе лукавых созданий, и отделаться от нее становилось все сложнее. Когда к ним присоединился Руди с газетой «Village Voice», где многообещающе писали о «Plato’s Best», Ханс решил совершить туда набег. После двух стаканов виски, которые помогали ему в размышлениях, он принял непривлекательное, однако, эффективное решение: Я ухожу, а ты остаешься здесь. Ключ от номера он на всякий случай взял с собой. И теперь играл им в кармане своей черной кожаной куртки перед входом в клуб. Первый шаг сделала Джимми. Она решительно зашла в заведение. Остальные также мужественно последовали за ней. Внутри было темно, тихо и мерзко. Попахивало вычурностью, приглушенная музыка висела в воздухе как клубы дыма. К тому же, там чадили тонкие сладковатые ароматические палочки. Повсюду лежали ковры, а на них там и сям сидели и лежали люди. Их взгляды устремились к Джимми как липкие руки.

Четверка осторожно уселась в комнате без стен. Они заказали мартини. Двойной, чтобы хоть немного здесь расслабиться.
- Спасибо тому, кому пришла суперидея с этим клубом, - сказал Ханс.
- Подожди, - остановила его Джимми. – Не стоит судить так скоро.
Учитывая первое впечатление, это заявление было очень оптимистичным. Тем не менее, они сдвинулись поплотнее, ища уединения, чтобы обсудить совместную работу. С каждым мартини окружение уходило на второй план. Только Джимми незаметно следила за событиями вокруг. А на это стоило посмотреть. При условии, что имеется склонность к эксгибиционизму. Как у Джимми. И к удовольствию в безвредных шуточках за счет других. Как у Джимми.
Постепенно вокруг их лагеря образовался кружок вуайеристов. Шесть-семь мужчин стояли в полумраке вокруг ковра. В течение пары минут к ним присоединились еще страждущие до зрелищ. Джимми не экономила на непристойных жестах, то и дело подчеркивая их словами, играла со своими волосами, накручивая их на пальцы, словно наслаждалась ими, погруженная в мысли, постоянно меняла позу.

Наконец, среди мужчин вокруг нее возникло движение. Правда, ограничивалось оно, в большинстве случаев, правой рукой. Вверх и вниз. Вверх и вниз. Все быстрее. Когда их дыхание стало слишком громким, Джимми вдруг, будто испуганно огляделась и тихо вскрикнула. Три ее спутника тоже обернулись и не поверили своим глазам. Но мужчинам это не помешало.
Тогда Ханс вскочил, как в зад ужаленный, и изверг из себя поток беспорядочной ругани. Джимми усмехнулась про себя, когда бесстыдники без малейшего смущения запаковали свои части тела и растворились в темноте.
- Дрочилы! – точно подметил Руди. – С тобой такое уже случалось?
- Да, - рассмеялась Джимми. – Я здесь была один раз.

***


В то время, как съемочная бригада во главе с Долецалем и Россахером занималась своей работой, а Роланд Роймозер радиопередачей, у Ханса тоже было очень жесткое расписание, ему некогда было вздохнуть. Falco так затянула американская PR-машина, что он и Ханс Хёльцель были уже неразличимы в интервью и приватной жизни. Его друзья заметили, что даже там, где нет камер, он не снимает с себя маску, приготовленную для публичности. Лисичка больше ни разу не видела его полностью свободным от Falco.
Стресс, который он испытывал в связи с этой самоидентификационной каруселью, делал его все более одиноким. Снова и снова он пытался излить кому-нибудь душу, пока не признал, что только он сам может понять, кто такой Falco. Итак, он продолжал запивать свою фрустрацию, попутно закидываясь колоссальным количеством белых пилюль. Он, как мог, пытался уйти от реальности. Единственным, кого он брал с собой, был его друг Джек Дениэлс.

«Ханс, одевайся, Руди и Ханнес ждут тебя внизу с Африкой Бамбата*», - в его черные мысли вмешался голос Лисички. Ханс сделал еще глоток. Лисичка уставилась на него, как на незнакомца. Она, молча, сходила в ванную и положила ему на лоб влажный платок. «Я задержала их еще ненадолго, - успокоила она Ханс голосом медсестры. – Положись на меня, я знаю, это все чересчур, но ты и так уже позаботился…».
Не то, что она сказала, а то, как она это сказала, поразило Ханса. Пока она раскладывала его одежду, он скрылся в ванной. А через десять минут вышел оттуда, словно помолодев. «Надеюсь, его хватит надолго», - думала Лисичка, которая знала энергетические всплески Ханса также хорошо, как припадки бешенства, следующие за ними.
«Ну, Лисичка, как я выгляжу?» - спросил Ханс, нахлобучив свою бежевую шляпу с черной лентой. Только что. А пару секунд спустя, хлопнула дверь.

Черный ди-джей по имени Африка Бамбата приветствовал Ханса как родного. Именно благодаря ему, «Kommissar» стал хитом нью-йоркской клубной сцены и поднялся в черных чартах. Нужно было продолжать работу. Правда, не сегодня. Ханс как мог сократил разговор, который снимал Руди. В конце он совсем выдохся. В один глоток допив бутылку, он воинственно глянул на техников, разбиравших оборудование. «Сейчас кому-то попадет», - подумала Лисичка. Она оказалась права. И так как съемочная группа не произнесла ни одного неверного слова, козлом отпущения стал дружелюбный ди-джей. Вербальный удар, которым Ханс заставил замолчать «карикатуру на черную домохозяйку, воображающую, что он должен рассказать американскому засранцу, кто такой Falco», был ошеломляющим. Даже для Ханса. Африку выпроводили. После того, как было сказано все, что должно быть сказано, Ханс, в конец утомившись, ушел в себя. Вдруг он ощутил тяжесть сцены буквально до костного мозга. Я сяду в следующий самолет до Вены, - думал он. – Я больше не могу. Этот тип выставил меня полным идиотом. Оставьте меня все в покое, я обещаю, что никогда больше не запишу ни одного альбома, если меня сейчас освободят. Вы высосали из меня всю кровь. Дерьмо, где бутылка?

***


В Тусоне, штат Аризона, после салона самолета, казалось, что они попали в сауну. На первой ступени трапа, Ханс повернул назад.
- Это безумие, парни, - сказал он. – Вы хотите меня убить?
- В машине есть кондиционер, - успокоил его Руди Долецаль, который и не подозревал, какие сложности еще возникнут.
- Следующий клип мы снимаем в Анкоридже**, - потребовал Ханс, пока, истекая потом, усаживался в машину, внутри которой было, по меньшей мере, на десять градусов прохладней. Пару минут все молча остывали.
«Уже понятно, как состыковать типа из мастерской со мной на крыле самолета?» - нарушил тишину Ханс. Климат в авто действовал на него тонизирующее. Руди и Ханнес уже несколько дней дискутировали с ним по поводу экранизации «Hoch wie nie», действие должно было происходить на заброшенном аэродроме, который они нашли здесь неподалеку. Постоянным элементом фильма «Helden von Heute» были оптические переходы от одной песни к следующей. В этот раз Ханс должен был сначала изображать авиамеханика, а потом исполнять песню, пританцовывая на крыле самолета. До сих пор он не особо интересовался проблемой. Но тут его осенило.
- Ты же знаешь, Руди, я всегда за простые решения, - начал он. – Связь с работягой-механиком, который мечтает о головокружительной карьере, мне нравится. Что если он будет смотреть из окна своей мастерской на себя самого, то есть, на меня, танцующего на крыле?
- Может сработать, - сказал Долецаль и записал идею в блокнот.

Пару дней спустя клип был снят. Falco – ВЫСОКО КАК НИКОГДА. А вот Ханс – не очень. Усталость от этого американского марафона давила на него, как пара тонн бетона. Как и жара. Стояла жуткая иссушающая жара, от которой Ханс спасался в прохладном фургоне, арендованном на время съемок.
Кондиционер работал на полную мощность и успешно охлаждал не только Ханса, но и упаковку пива. Ханс покидал свое убежище всегда в последний момент перед съемкой, накидывал пиджак, танцевал на крыле, демонстрируя свои типичные жесты, и снова скрывался в фургоне. Его тело, так и не привыкшее к температуре, обильно потело. Руди Долецаль и его команда давали бессмысленные советы, как бороться с жарой. Еще более безуспешными были попытки втянуть Ханса в общественную жизнь съемочной группы. Не раз стриптиз-бар, любимое место отдыха Ханса, манил его из пустыни. Хотя заведение было вне конкуренции в этом богом забытом месте, посетили его однажды вечером только Ханнес и Руди, изнуренные дневными заботами. Бар оказался на удивление отвратительным. Девочки больше подходили на роль продавщиц в лавке. Только одна неожиданно выделялась на общем фоне. Само собой, из-за объема груди, с помощью которой Долецаль пил свой напиток.
«Если бы ты еще и в руке держала два бокала пива, можно было бы подумать, что я на Октоберфесте», - заметил Ханнес, не догадываясь, насколько он прав. Эта светловолосая богиня из Тусона поразила их еще раз. Она зарабатывала свои чаевые, танцуя под ритмы «Kommissar».
Ханнес и Руди были пленены. После выступления они пригласили девушку за свой столик. После первых же слов стало ясно, что ее родиной является совсем не этот континент, акцент выдавал в ней баварское происхождение, как красные глаза выдают альбиноса. А «Kommissar» был маленькой одой родине. Вена ей была гораздо ближе, чем Средний Запад. Когда она узнала, что исполнитель песни находится в паре минут езды отсюда, то прослезилась. В то время, как Рита за пару долларов снова взялась за дело, Ханнес позвонил в отель. Ханс как ждал этого звонка в номере и там и хотел оставаться, с баваркой или без нее. Она неплохо выглядит. Она танцует под «Kommissar». Он и сам танцует под «Kommissar» частенько. Ханнес сдался. В утешение танцовщицу пригласили на следующий день на съемки.

Как обычно, было безоблачно и жарко. Ханс пребывал в своем передвижном холодильнике и не выказывал интереса к внешнему миру.
- Вчерашние съемки с вертолета круто получились, увидишь, - попытался расшевелить его Руди.
- Хмм… - не поддержал его Ханс.
Во время этого содержательного диалога Рита прибыла на площадку. Когда она увидела Руди, то со всех ног бросилась к фургону на своих высоких шпильках. Наманикюренным пальчиком она тронула его за плечо. После коротких приветственных целовашек Руди повернулся к Хансу, подтолкнул девушку ближе к автобусу и сказал:
- Позволь представить, это Рита, которая танцует под «Kommissar». Рита, это Falco.
К его удивлению, танцовщица громко рассмеялась.
- Мы уже знакомы, - сказал Ханс, неожиданно бойко.
- Ты Falco? – выдавила она из себя, отсмеявшись. – А тогда в «Sugar Shack» ты был моим Ханси.



* Африка Бамбата (Afrika Bambaataa, наст. имя Кевин Донован род. 19 апреля 1957) — американский диджей из Бронкса, которого называют (наряду с Kool Herc и Grandmaster Flash) одним из троицы основателей хип-хоп-музыки.

** Анкоридж – город на Аляске.


Читать дальше: Взлет и падение. 1982 – 1988. Глава 12. Хамфри Богарт и господин Карл.

Категория: Переводы статей | Добавил (перевёл): Tanita (2012-Окт-16) | Просмотров: 1366



Вконтакте:


Facebook:

 

Комментарии:

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Собираем денюжку на хостинг. Donate for our webhosting

Видео раздачи
на форуме

Агитки

Falco В контакте

Счетчик материалов:

Комментариев: 1152
Форум: 71/1412
Фотографий: 1534
Видеоматериалов: 265
Новостей: 106
Текстов: 311
Переводов: 215
Записей в гостевой: 86
Опросов: 2

Наша кнопка:

Фалько в России