Этот сайт посвящён австрийскому певцу Фалько (Ганс Хёльцель) - Falco (Hans Hölzel). Здесь вы найдёте его биографию, фотографии, дискографию, переводы статей, тексты песен, видео и музыку, а также сможете пообщаться с другими поклонниками этого замечательного человека, так рано ушедшего из жизни.

We have also a forum for english speaking fans, welcome!

Вторник 2017-Июл-25
Учредитель: Enter-media.org
Главный редактор:
Семёнова Ника
Версия формата: 4.0
Не для продажи


| RSS

От редакции [4]
Переводы статей [122]
Переводы песен [57]
Разное [4]
Переводы фильмов [1]
Переводы книг [27]

500

Откуда вы берете музыку Фалько?
Всего ответов: 108

Главная » Статьи » Переводы статей

Глава 13. Голландия, Болланды и коровы.



- Чертовски классно, Ханс, - сказал Хорст Борк. – Действительно, чертовски классно.
- Я лишь экспериментировал, - нарочито небрежно ответил Ханс на восторги гостя. Таким образом он подпитывал эго Falco, на самом деле, в своих композициях Ханс был также не уверен, как корова на льду. Хорст практически заставил его сыграть. Для этого Ханс пригласил его в свою маленькую студию на Шоттенфельдгассе.
- Это, безусловно, должно быть в альбоме, - сказал Борк, вовсе не сбитый с толку. – «Falco 3» станет коммерчески успешным, и сейчас я услышал то, чего ему не хватает. Что-то личное. Подлинный Хёльцель.
- Может быть, для меня это слишком личное, - предположил Ханс вслух. Подлинного Хёльцеля я уже и не помню, - подумал он. – А ты, Хорст, худшего пока не знаешь. Ты ведь знаком, главным образом, с Falco. Его Хорст знал лучше, чем любого своего земляка. Возможно, потому что баварцу венский юмор был ближе, чем северным немцам. В окружение Ханса он вошел как руководитель немецкой звукозаписывающей компании Falco и очень быстро стал своим. К тому же, Маркус Шпигель с первого взгляда распознал в нем профи. В общем, все рассматривали его как ценное пополнение команды Falco.
«Болланды будут вне себя от восторга», - развивал свою идею Борк. Ханс промолчал. Если и было что-то, в чем он был не уверен больше, чем в своих сочинениях, так это во мнении Болландов. Да во мнении кого угодно. И не смотря на то, что братья из Голландии, которых Роберт Понгер пригласил в качестве продюсеров, в противоположность Falco не продавали свои альбомы как с конвейера, многие их первоклассные песни, вроде «In the Army now» Status Quo, стали суперхитами, а их музыкальная компетенция была неоспорима. Профессионалы считали их надежными, как швейцарский банк.
Но Ханс был убежден, что они лучше него знают, где, когда, почему и как позиционировать исполнителя и его песни, чтобы из этого получилась бомба. Они продюсировали топ-песни как хорошо обученные машины. Не то, чтобы они совсем не полагались на интуицию, но при этом никогда не забывали пропустить свои чувства через фильтр разума. Они были абсолютными профи в своей области. В отличие от меня, - думал Ханс. – Чем дольше я в этом участвую, тем больше мутирую в дилетанта. Но вот незадача: только это я и умею.
Перед Болландами с их самоуверенной, целенаправленной оценкой рынка, он сначала разыграл суперзвезду. Борк вместе с главой лейбла Томасом М. Штайном уговорили его сделать пробную запись с братьями-голландцами. Первой песней, над которой они вместе работали, был кавер на песню The Cars «Looking for Love». И раз уж они все равно в этом участвовали, братья приготовили и пару своих песен, одна из которых называлась «Amadeus». Сотрудничество между Falco и Болландами сложно было наладить. Falco, как машинист духа времени, и Роб с Ферди, как стопроцентное воплощение продукта 80-ых, оказались в одном поезде, мчащемся к одной цели: успеху.

«Ханс, я с тобой говорю», - вторгся Борк в его раздумья. Телефонный звонок избавил Ханса от необходимости отвечать. «Алло? Привет, Мар», - приветствовал он своего медийного консультанта, очередное новшество в его жизни. Ханс Мар был экс-секретарем бывшего федерального канцлера Бруно Крайского, а теперь – руководителем «Kronen Zeitung», крупнейшей ежедневной газеты страны, и близким другом ее владельца Ханса Диханда. Преимущества, которые Ханс при этом получил: пресс-специалист с разносторонними контактами в качестве медийного консультанта и австрийский менеджер. Так сказать, безошибочное средство от головной боли. Мар все чаще готовил для него встречи с журналистами.
- Привет, Ханс, - ответил Мар на другом конце. – Я зайду сейчас к тебе, о’кей?
- У меня сейчас Хорст… Зайдешь? Зачем?
- Ну, ты хотел обсудить со мной кое-какие совместные планы и решил, что лучше всего нам будет встретиться в кабаке рядом с твоим домом, - напомнил Мар. – Только не говори, что забыл.
Хансу нечем было крыть, он действительно забыл.

***


«Господи, эти коровы! – ругался Ханс, наблюдая с заднего сиденья такси крупный рогатый скот в голландских прериях. – Вот стоишь ты такой в гиперсовременной студии и твои шуточки разлетаются по каменным джунглям, а потом – бац! оказываешься в этой провинциальной заднице. В Недерхорст-ден-Берг. Дурацкая жизнь».
Хорст Борк посматривал на него со стороны. Сегодня он снова не в лучшем настроении, наш Ханс. Почему, Хорст так и не понял. Не смотря на первоначальные дискуссии и сомнения Ханса по поводу «Rock me Amadeus», песня была хороша, хоть сейчас в эфир. После недавней сессии с братьями Болландами у Ханса было время посмотреть фильм Милоша Формана о Моцарте и убедиться в притягательности песни. Все были уверены, «Rock me Amadeus» станет бомбой. «В чем же проблема?» - думал Хорст.
-Гребаные коровы, - Ханс снова выместил свое недовольство на бедной скотине. Что он еще хотел поведать о них, Хорст больше не мог слышать.
- Причем тут эти дурацкие коровы? – прервал он поток мировой скорби Ханса. – О чем вообще речь? У тебя проблемы с Болландами? В последнее время в студии все было в порядке. Или нет?
- У меня проблемы со всеми, - бушевал Ханс, действуя на нервы Хорсту своим «солнечным» настроением. – Я хочу домой, и чтобы меня все оставили в покое, понимаешь?
Остаток пути в амстердамский аэропорт Схипхол прошел в упрямом молчании. Хорст был рад посадить Ханса в самолет до Вены. Ему понравилась и блондинка лет двадцати пяти, тоже регистрировавшаяся на этот рейс. Она уставилась на Ханса, как собака на кость. «Ну, пожалуйста, - думал Хорст, - вспоминает, мучается, можно этим воспользоваться».
Ханса взгляд привлекательной дамы в тесном костюмчике абсолютно не тронул. Уловка. Нужно быть слепым, чтобы его не заметить. И только на выходе она с ним все-таки заговорила. К сожалению, весьма неоригинально.
- Вы же юный римлянин, называющий себя Falco? – спросила она. – Вы тоже летите в Вену?
- Да, если, конечно, один из нас не ошибся с выходом, - ответил Ханс удивительно вежливо на очевидный вопрос.
- Тогда у нас есть два часа, чтобы познакомиться поближе, - добавило легкомысленное создание и окинуло Ханса многозначительным взглядом.
- Вы тоже летите первым классом? – умерил он ее пыл.
- О, - вздохнула она и слегка покраснела. – Как глупо с моей стороны.
Ханс не стал с ней соглашаться.
Собственно, по фиг, что скрывается за этой блондинистой головкой, - думал Ханс, пристегиваясь. – Возможно, будет и неплохо, если сегодня я не останусь в одиночестве. А ей будет, что рассказать. Ночь с Falco. Это достойно мемуаров. Может, доставить ей такую радость? Или нет?
«На посошок, сударыня», - кивнул он стюардессе, которая явилась узнать, не желает ли он чего. Альтернативы не было, в конце концов, он выдержал очередное испытание.

Легкая прелюдия в воздухе привела к тому, что на австрийскую землю он шагнул не слишком уверенно. Кошечка в костюме ждала его у паспортного контроля.
- Возьмем такси, красавица? – предложил Ханс, совершив при этом ошибку, когда дыхнул ей прямо в лицо.
- Я забыла… Меня ведь должны встретить… - залепетало еще недавно на все согласное создание. – Буду рада, если мы снова когда-нибудь встретимся.
И сбежала.
Дружище, сконцентрируйся, - настраивал себя Ханс, закладывая плавные виражи по направлению к выходу.

На Шоттенфельдгассе было холодно, темно и одиноко. Ханс удрученно сел за кухонный стол. Кофе, - размышлял он.- На данный момент это лучшая идея. Обычно его рассудок бросал призыв Джеку Дениэлсу к плодотворному диалогу о трудностях существования. Но неожиданная неудача со светловолосой пассажиркой отрезвила его. Он сварил кофе.
Пока вода лилась через фильтр, мысли Ханса вернули его в студию, к песне, с первого раза вдохновившей его. Она называлась «Vidiot», игра слов, весьма впечатлившая его. Но история была слишком банальной. Рассказ о типе, который целый день пялится на видео. Типичный Болланд, - подумал он. Что это занятие типично скорее для Хёльцеля, ему в голову не приходило. Вероятно, потому что за последнее время он организовал свой видео-марафон лишь однажды ночью. После возвращения из Америки он не мог выкроить для этого ни одной свободной минуты.
Америка, - внезапно осенило его. – Почему бы мне не сочинить что-то об Америке. Он схватил записную книжку, которая случайно оказалась на кухонном столе. В этой стране не всегда было просто с рок-н-роллом. Наклонив голову, он рассматривал предложения, написанные как обычно без заглавных букв. Ханс оценивающе опустил уголки рта как всегда, когда был занят делом. Текст рождался так быстро, что он еле успевал записывать. «Во мне плещется лишь шорле*, мне это ясно, хотя я пил виски, с тех пор как покинул США». Ну вот, сойдет. Главное, не снижать темп. Перед тем, как приступить к следующим строчкам, он выпил кофе, который был уже на последнем издыхании. «Falco, ты великолепен», - написал он. – Нет, как-то тупо. Погоди, или вот так: «Falco, ты великолепен, я этим сыт по горло, но, несмотря на это, вы продолжаете покупать мои записи, меня это не волнует; что для меня типично, я совершенно не типичен, то вверх, то вниз, то развязный, то вновь консервативный, вы будете ждать, каким же я предстану…»
Сработал автоответчик. Но Ханс его не слышал. «Америка, докажите, что вам меня не хватало».
Это было словно терапия. Как тогда, в гостинице, за текстами к «Einzelhaft». Только что он сделал двухнедельную работу. Осознание этого пришло из глубины его измученной души. А вместе с ним вернулся на свет и ироничный юмор, которого ему так не хватало. «Господин был толст, девушка бледна, он неразборчиво промямлил: Как тебя зовут? Я беру две тысячи шиллингов, - застенчиво ответила та».
Кофе на скорую руку взбодрил его больше, чем стаканчик в аэропорту. Он энергично закинул ноги на кухонный стол и погрыз кончик карандаша. «Америка, ла-ла-лаа, -ла-ла, ла-ла, ла-ла-ла…» - напевал он.
Снова и снова Ханс пробегал по тексту, что-то зачеркивал, отшлифовывал детали. Это моя песня, - наконец дошло до него. «Смотри-ка, Роб, - сказал он вслух, - вот так выглядит классная песня».



* Шорле - вино, разбавленное минеральной водой, которое австрийцы любят пить летом.


Взлет и падение. 1982 – 1988. Глава 14. Amadeus.

Категория: Переводы статей | Добавил (перевёл): Tanita (2012-Окт-26) | Просмотров: 1316



Вконтакте:


Facebook:

 

Комментарии:

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Собираем денюжку на хостинг. Donate for our webhosting

Видео раздачи
на форуме

Агитки

Falco В контакте

Счетчик материалов:

Комментариев: 1152
Форум: 71/1412
Фотографий: 1534
Видеоматериалов: 265
Новостей: 106
Текстов: 311
Переводов: 215
Записей в гостевой: 86
Опросов: 2

Наша кнопка:

Фалько в России