Щенка лайки взять Амурская область

karafuto_ken

Основной рабочей специализацией амурской лайки являлась работа по крупному зверю:
медведю, кабану и сохатому, а также работа в нарте, что определялось теми требованиями, которые предъявлял к ней хозяин. Несомненно, большую роль в этом направлении играл отбор, закрепляя в породе нужные рабочие качества. Из 57 амурских лаек Абрамовым было выявлено, что 49% лаек работают по крупному зверю, по пушному — 19%, по крупному и пушному -12%.
В нартах и на промысле работают 67% и исключительно в нартах — 24%.
Данные по амурской лайке, приведенные К.Г.Абрамовым, позволяют определить
амурскую лайку, как зверовую и нартовую и, отчасти, как промысловую.
Рабочая специализация собак определялась еще и наличием тех или иных промысловых
животных, охота на которых превалировала над другими видами.
Это обязательно сказывалось на рабочей специализации собак данной местности.
Соответственно складывался характерный экстерьерный тип лайки.
Например, в тех местах, где преобладала охота на крупных животных, собака отличалась
крупным ростом и большой мускульной массой. В этой местности формировался
характерный зверовый тип лаек.
Собаки, охотившиеся в основном на мелких животных, отличались легкими, изящными
формами.
В конце прошлого века известные кинологи того времени А.Ширинский-Шихматов
и М. Дмитриева-Сулима закрепили за северными остроухими собаками название
лайка.
Большая предварительная работа в направлении изучения северных собак позволила
кинологам разбить эту многочисленную группу собак на несколько разновидностей:
зверовых, промысловых, оленегонных и ездовых лаек.
На Дальнем Востоке, в Приамурье, лайка использовалась в двух направлениях:
в качестве охотничьей и ездовой.
Охотовед К.Г.Абрамов, исследовав и описав ее, дал местной породе лаек название амурская.
Лайка этого региона, в силу своих двух основных рабочих специализаций, отличалась крупными размерами, крепким костяком и несколько растянутым корпусом.
Кинологическая экспедиция 1939 года, направленная на изучение амурской лайки в удэгейском селе Бира на р.Анюй и нанайском селе Кондон на р.Хуин, и последующая работа с 1942 по 1944 гг. Кондонского племенного питомника амурской лайки позволила Абрамову описать экстерьер и рабочие специализации амурской лайки. Описание экстерьера и рабочих специализаций амурской лайки невозможно спутать со стандартом лаек других пород. Амурская лайка должна быть универсальной, то есть охотничьей и ездовой.
В условиях горной тайги, где в основном расположены промысловые угодья нанайцев, глубокие заходы в эти бездорожные районы возможны были только на собачьих упряжках. Климатические и промысловые условия потребовали от собаки выдающихся физических качеств: она не должна быть громоздкой, так как предусматривается работа по крупному зверю в густых зарослях, должна быть сильной и выносливой (вес охотничьих нарт в среднем достигал 250 кг).
Амурская лайка относится к большой семье северных остроухих собак, была
распространена у тунгусо-маньчжуров и палеазиатов Амура — нивхов.
Ареал обитания этой собаки в прошлом распространялся на Приамурье,
Уссурийский край, Северную Маньчжурию, вплоть до Забайкалья.
Несомненно, современный ареал амурской лайки в силу разных причин сузился и
представляет собой разобщенные, немногочисленные пятна на некогда обширной
территории ее обитания.
О благоприятной ситуации в прошлом К.Г.Абрамовым были сделаны следующие выводы: «…несомненно, при относительной обособленности существования народов Севера
породы их собак, хоть и велись стихийно, но в силу отсутствия посторонних примесей поле деятельности было предоставлено естественному отбору внутри самой породы; так как такое положение существовало в течение многих столетий, то понятно, что признаки
экстерьера и рабочих качеств, присущих данной породе, могли выкристаллизоваться и
закрепиться стойко, стать константными…»
Ситуация в корне стала меняться в ХVII-ХVIII вв. с началом колонизации Дальнего Востока.
С последующим хозяйственным освоением этого региона было завезено большое
количество породных и беспородных собак и местные собаки стали смешиваться с
завезенными собаками, теряя промысловые и экстерьерные качества.
Амурская лайка подверглась этим изменениям по причине своего благоприятного
географического положения.
Река Амур является естественной судоходной магистралью, и долина реки представляла собой важное хозяйственное, промышленное и стратегическое значение. В силу этих причин в Приамурье хлынул поток переселенцев из России и Украины. Среди различных домашних животных они привозили с собой и своих собак, как правило, обыкновенных дворняжек. Так было до Октябрьской революции.
Но с приходом Советской власти положение амурской лайки ничуть не улучшилось. По-прежнему пришельцы из далеких краев завозили своих любимцев и по-прежнему местные собаки стихийно с ними скрещивались, и в поголовье амурской лайки все чаще и чаще стали появляться вислоухие, малорослые метисы невообразимых окрасов и статей.
Во многих селах Хабаровского края сельские власти неоднократно производили массовые
отстрелы местных собак, объясняя эти акции беспривязностью и якобы бродячестью псов, а так-же угрозой различных эпидемий.
В.К.Абрамов, сын автора книги «Промысловая лайка Приамурья», в одном орочонском селении, где находился по служебным делам, он вошел в дом местного охотоведа и увидел огромную кучу собачьих шкур. На вопрос о шкурах охотовед ответил, что это беспородные орочские собаки, а отстреляли их из-за боязни случайных вязок породных западносибирских лаек с местными собаками. Абрамов по шкуре и ушам узнал чистейших амурских лаек. вернее, то, что от них осталось.
Приведенный случай далеко не единичный, во многих селах нанайцев, ульчей и нивхов подобное происходило достаточно часто. Амурская лайка ничуть не уступает по промысловым качествам другим шпицеобразным собакам в силу того, что здесь ее родина, и она прекрасно адаптирована в своей родной тайге.
При всем разнообразии окрасов амурских собак у одного владельца упряжки часто были однотипные собаки лишь с небольшими отличиями в окрасе и росте. По этим причинам клички собакам нанайцы давали по окрасу. Нанайские каюры в кличках отмечали такие нюансы, как мушки над глазами, белая грудь, разновидности подпалин на шерсти.
Приведем наиболее распространенные клички амурской лайки у нанайцев. Тэкиэн — черный, Чакоан — рыжий, Чагдян — белый, Куриэн — серый, Киактан — собака пестрой или темной масти, с пятном на лбу, Луку — лохматый, Анча — черный с желтыми бровями, Сахари — черный, Палкиан — темно-серый, Пуктэн — черный с белой полосой на лбу или белый с черной полосой на лбу, Карала — черный с белым подшерстком.
У других народов тунгусоманьчжурской группы клички давались по тому же принципу, они отличались лишь небольшими диалектными особенностями, например, негидальская кличка собаки с белой шеей звучит как Мокал, а у бикинских нанайцев собаки с тем же окрасом — Мэлкэ.

Амурская шейная упряжь

Вертлюг (аумрская упряжь)

Амурская упряжка (продольная, попеременная)

Опыт традиционного собаководства выработал разнообразные приметы по отбору лучших щенков из помета.
Считалось, что хорошая собака должна иметь хорошо прощупываемый у основания черепа выступ (соколок). Наличие на нижней челюсти нескольких длинных шерстинок, черного нёба, волчьего (трехгранного) клыка характеризовало ее будущие качества — злобу по зверю, вязкость и пр. Считалось также, что хороший охотничий пес должен выгнуться, как лук, когда его поднимали за хвост.
Ездовую собаку определяли по черным подушечкам лап.
Вполне вероятно, что длительные наблюдения за собаками, совместная работа на охоте и в упряжке позволяли нанайцам достаточно точно определять будущие рабочие качества своих питомцев.
Если же прогнозы на охотничью собаку не оправдывались, ее использовали как ездовую.
Приметы, по которым охотники определяли качества щенков, были обусловлены их дальнейшим использованием и соответствующей дрессировкой по их специализации.
Дрессура начиналась с полугодовалого возраста, причем особого внимания к тренингу собак, как к сложному процессу, не придавалось.
Устойчивый генотип, хорошая наследственность позволяла молодой собаке без труда
раскрывать навыки и умение, заложенные сотнями поколений амурской лайки. Также
успешно использовали натаску молодых щенков со старыми, опытными лайками.
Амурская лайка очень доброжелательна по отношению к человеку. У нее открытый доверчивый взгляд. Отличается злобностью к зверю, хорошим знанием повадок промысловых животных. Тяжелые условия на промысле, работа по зверю, длительные переходы в нарте и суровый климат выработали у этих собак неприхотливость в пище и к условиям содержания.
Традиционный корм собак на Амуре — вяленая рыба, сушеные костяки — кесоакта,
также на промысле им скармливали тушки пойманных пушных зверьков и внутренности
крупных животных. В ходе длительной совместной работы человека и собаки выработалась особая гармония в их отношениях: хозяин понимал насколько неоценима помощь четвероногого друга и в трудное время делился с ним последним.
Немногочисленные исторические упоминания об амурской лайке создают мнение о ней,
как о выдающейся собаке, внесшей скромную лепту в географические открытия.
Достаточно вспомнить соперничество двух полярных исследователей — норвежца
Амундсена и англичанина Скотта в своем неуемном стремлении достичь южного
полюса Антарктиды.
Известно, чем закончилось это соперничество, гонка упряжек эскимосских собак
Амундсена и разноплановых транспортных средств Скотта, в число которых входили
собаки из Маньчжурии, то есть амурские лайки(? мой вопрос — собаки были набраны
у нивхов из ареала разведения сахалинских лаек)
В этом состязании победила единственная верная ставка на собачьи упряжки.
Скотт со своими современными, но еще недостаточно испытанными мотонартами,
сибирскими пони с их неприспособленностью к условиям Антарктиды сильно отставал в
скорости, а несколько десятков амурских собак были не в силах спасти успех
заведомо обреченной экспедиции. (причины отставания — в изначальном недоверии
Скотта к собакам, как средству передвижения)
Тем не менее, участие амурских лаек в открытии Антарктиды имело определенный
резонанс в прессе и решениях региональной администрации того времени.
В 1909 г. на основании предписания Военного губернатора Приморской области от 13 января 1909 г. за № 1243 в низовьях Амура у нивхов были произведены закупки
собак-производителей для населения Камчатки на сумму 500 рублей.
Собаки были куплены в стойбищах: Пуяр (Пуир) — 5 собак, Коль -1, Авроч -1. мыс Висся — 2,
Чарвах — 1, Тебих -1, Иски — 1, Кукла — 2 и в городе Николаевске — 3, собак
было рекомендовано покупать не старше 2 лет.
Из этого документа следует, что в кровь камчатских (эвенкийских, корякских и ительменских) собак была прилита кровь амурской лайки (? или сахалинской).
Следующим упоминанием об этой собаке была публикация в журнале «Приморский хозяин» № 1-2 за 1917 г,
Автор статьи «Собаководство в низовьях Амура и на Татарском побережье» Кириллов Н.В. объясняет причины угасания упряжного собаководства на Нижнем Амуре. Одна из них — рост цен после первой мировой войны, в том числе и на кету, отходы которой являлись основным кормом для собак коренного населения. Жители Амура — нанайцы, ульчи и нивхи — продавали сотню горбуши за 20-30 копеек, тогда как содержание одной упряжки в год стоило 25-30 рублей, Всего на одну собаку в сезон требовалось до 400 костей кеты, на упряжку из 13 животных — до 500. С послевоенным ростом цен на кету собачьи упряжки стали довольно дорогостоящим транспортом. И в связи с дороговизной корма для собак лошадь все больше и больше стала использоваться в хозяйстве нанайцев, а к середине XX в. и ее в свою очередь вытеснил авто- и мототранспорт.

Восточно-сибирская упряжка

Алык с двумя перемычками (восточно-сибирская упряжь)

Восточно-сибирская грудная упряжь

В годы Советской власти не единожды издавались указы о запрещении отлова лососей для корма собакам. Подобные правительственные решения еще более усугубили положение упряжного собаководства и, отчасти, охотничьего. Однако именно собака играла основную роль в хозяйстве нанайцев, без нее нельзя даже представить жизнь охотников и рыбаков, Современное же собаководство нанайцев представлено лишь охотничьим, и очень редкие охотники по старинке вывозят поклажу на свои промысловые участки на собаках. Отдается предпочтение мотонартам, а бывшее «транспортное средство» или сидит в санях, или в лучшем случае бежит за ними. В настоящее время необходимо восстановить не только традиционное собаководство коренных жителей Приамурья, но и, самое главное, амурскую лайку, как охотничью, так и ездовую. Она достойна того.

Оставьте комментарий